О защите персональных данных



Вот какая история приключилась в нашей школе «Ш» города «О».

Некая компания «К», предоставляющая образовательные услуги (творческие студии, языки, подготовка к школе и т.п.), получив разрешение в департаменте образования, далее — у директора школы «Ш» в рабочее школьное время (во время уроков) ходила по классам и предлагала свои услуги. Рассказывали о себе, показывали детям много «интересностей», в общем, рекламировали себя. Уже только за это можно устроить в школе скандал. Ну, да ладно, все же детям перерыв какой-то на уроке. Но далее было самое интересное.
Как позже выяснилось, после разрекламирования себя и своих некоторых услуг представители компании «К» дали деткам заполнить небольшие листики («анкеты учеников»), в которых надо было указать:
  1. Фамилия Имя.
  2. Возраст.
  3. Понравился ли тебе мастер-класс по... — «Да» или «Нет».
  4. Хотел бы ты заниматься у нас?  — «Да» или «Нет».
  5. Фамилия Имя родителей.
  6. Номер телефона (родителей).

То есть, что имеется в сухом остатке? Верно — данные ребенка (ФИО, номер школы, класс), данные родителей ребенка (ФИО и номера телефонов). Другими словами на руках у компании «К» имеется персональная информация, добытая незаконным путем. Почему незаконным путем? Да хотя бы потому, что родители этих детей не давали своего согласия на овладение посторонними лицами своей персональной информацией ни косвенно, ни прямо.

Несколько цитат из Закона Украины о защите персональной информации.

Стаття 11. Підстави для обробки персональних даних
1. Підставами для обробки персональних даних є:
1) згода суб’єкта персональних даних на обробку його персональних даних;
2) дозвіл на обробку персональних даних, наданий володільцю персональних даних відповідно до закону виключно для здійснення його повноважень;
3) укладення та виконання правочину, стороною якого є суб’єкт персональних даних або який укладено на користь суб’єкта персональних даних чи для здійснення заходів, що передують укладенню правочину на вимогу суб’єкта персональних даних;
4) захист життєво важливих інтересів суб’єкта персональних даних;
5) необхідність виконання обов’язку володільця персональних даних, який передбачений законом;
6) необхідність захисту законних інтересів володільця персональних даних або третьої особи, якій передаються персональні дані, крім випадків, коли потреби захисту основоположних прав і свобод суб’єкта персональних даних у зв’язку з обробкою його даних переважають такі інтереси.

Стаття 12. Збирання персональних даних
Суб’єкт персональних даних повідомляється про володільця персональних даних, склад та зміст зібраних персональних даних, свої права, визначені цим Законом, мету збору персональних даних та осіб, яким передаються його персональні дані:
  • в момент збору персональних даних, якщо персональні дані збираються у суб’єкта персональних даних;
  • в інших випадках протягом тридцяти робочих днів з дня збору персональних даних.
Естественно, сей факт меня очень возмутил. Говорю дочери: «Зачем ты давала такие данные посторонним?». — «Тётя сказала», — говорит она мне и клипает глазками. Ну, конечно же! Ведь на то и расчет, что если какие-то дяди-тети в присутствии классного руководителя просят что-то заполнить, то надо обязательно заполнить.

Это был вечер пятницы. Решил, что обязательно в понедельник пойду выяснять. Но потом просто взял телефон и позвонил нашему классному руководителю, извинившись за вечерний звонок.

— Как же, мол, так и так, — спрашиваю я, — без ведома родителей в вашем присутствии у наших детей нагло тянут персональную информацию о членах семьи

— Да, простите, вы правы, я допустила ошибку. Но ведь это действо было санкционировано самим директором нашей школы, а до этого самим департаментом образования. А они наверняка все знали (?!).

— Вряд ли они знали, что таким беспардонным образом будут брать личные данные через детей, — возразил я. А потом себе подумал: а почему такой вариант отбрасывается? — Но, тем не менее, вы могли препятствовать заполнению анкет детьми.

— Да, — согласилась она. — Я допустила ошибку. Да и все мои коллеги поступили так же, ведь было добро сверху. А одна учительница пыталась воспрепятствовать, так получила от директора «люлей».

После этого беру флаер, который гении маркетинга раздали детишкам, и звоню на контактный телефон компании «К».

— Добрый вечер. Могу я поговорить с руководством?

— Здравствуйте. Да, я вас слушаю.

— Вы или ваши коллеги незаконным путем собрали у детей персональную информацию о всех членах семьи. Информацию, которая охраняется Законом Украины о защите персональных данных.

— Так нам надо просто это... обзвонить родителей и предложить подробно свои услуги. И вообще мы их выбрасываем.

— Завтра я приеду к вам с целью изъять анкеты если не всей школы или нашего класса, то как минимум свою.

На том и порешили.

Приезжаю на следующий день к ним. Достает руководитель несколько стопок анкет, отсортированных, скорее всего, по школам. Находит анкету моего ребенка, возвращает мне ее. И с неподдельным удивлением произносит:

— Ну, что вы так суетитесь? Мы же не террористическая организация какая-то!

— Проблема заключается сейчас не в том, что вы используете номера телефонов для обзвона родителей, а в том, что персональная информация была собрана вопреки согласию родителей. Где-то на анкете разъяснено надлежащим образом о цели сбора подобной информации, о том, как она будет использована и т.п? Не говоря уже о том, что анкету заполняет ребенок, а не субъект персональных данных.

— Ой, вы знаете, вы вообще первый, кто пришел к нам с подобной претензией, — продолжает неподдельно удивляться мой собеседник, улыбаясь.

— Тогда я расскажу остальным родителям, как надо поступить, и к вам потянутся толпы негодующих родителей. И, между прочим очень зря вы улыбаетесь. Я вот вызову сейчас полицию и изложу им суть своих претензий и будете вы за свое мошенничество отвечать по всей строгости Закона или как минимум проблемы у вашей компании «К» возникнут.

Дошло, видать, до товарища. Прозрел, похоже:

— Так может вы нам посоветуете, как нам быть, как бизнес свой развивать и информацию о нас в массы прославлять?

— Советовать ничего я не собираюсь. Ошибку вашу я вам обозначил, нанимайте юристов, маркетологов и пусть они вам грамотно продвигают. Всего доброго, — и почти без скандала покинул заведение.

Теперь о самом интересном. Я думаю, большинство людей догадываются, что информация, а тем более персональная, имеет определенную ценность. Давайте взглянем на ситуацию с другой стороны. Некая фирма под видом школы-кружка для детей ходит по учебным заведениям и практически беспрепятственно добывает персональную информацию о детях и их родителях. Как можно использовать такую информацию расписывать не буду, можете варианты сценариев найти в сети. Повторюсь, такого рода информация имеет ценность. Каким образом такие деятели могут попасть в школу и в учебное время заниматься рекламой и сбором информации? Получить разрешение у руководства (школы и вышестоящих инстанций). Осмелюсь предположить, что в профите фирма будет иметь либо доход от новых клиентов-учеников, либо от сбыта полученной персональной информации. А всем известно, чтобы получить прибыль, необходимо предварительно «подмазать». Не называю вещи своими именами, но здравомыслящему читателю и так понятна суть этого абзаца.

Конечно, это похоже на рассуждения параноика. Но это предположение, которое имеет право на существование.

Так что, дорогие родители, объясняйте своим детям, что раздавать информацию всем дядям-тетям — это неправильно.

Ну, а я надеюсь, что продолжу выяснять эту ситуацию с директором и с департаментом образования. Очень надеюсь.

P.S. Наша соседка, дочь которой также ходит в школу «Ш» города «О», обратилась к директору департамента образования с вопросом о разрешении посещения фирмой «К» школы «Ш». Так вот ответ был шокирующий: никто не давал официального разрешения. Департамент обещал разослать письма в школы и разобраться в ситуации.
Поделиться:

0 коммент.:

Отправить комментарий